<< Главная страница

Йост Ван Ден Вондел. Ной, или гибель первого мира



Tantaene ariimis caeleslibus irae {1}!

Глубокоуважаемому господину Йоану де Валу,
господину ван Анксвену.

Если расположить трагедии согласно последовательности изложения трактуемого предмета, то следует первой поместить "Люцифера", второго "Адама в изгнании", третьего же должен быть помещен "Ной, или гибель первого мира". Люцифер и его приспешники были низринуты из своего блаженного состояния в вечную немилость и не было им дано никакой надежды на прощение; Адам и его потомки были ввергнуты во проклятие, но с надеждою на восстановление в правах после явления грядущего Избавителя. Благочестивый Ной остался невредим и, пройдя через очищение от скверны в чистилище, получил надежду на спасения и объялся великим упованием на лицезрение грядущего Спасителя, - тем временем как мир, закосневший во преступлениях, стал задыхаться в оных и погиб без раскаяния. Св. Петр, первоверховный апостол и земной наместник Христа, указует на Господню справедливость, обрекшую восставших ангелов на заточение {2}. Св. Павел говорит об унижении Адама и Адамовых потомков {3}. Св. Петр в обоих своих посланиях упоминает Всемирный потоп, совершившимися во времена Ноя {4}; подобным же образом сам Учитель, Иисус Христос, уподобляет будущее пришествие Сына человеческого тому, как было во дни Ноя, когда во дни перед потопом женились и выходили замуж вплоть до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не верили, пока не пришел потоп и не истребил всех {5}. Иисус, сын Сирахов, назвал Ноя прежде иных прославленных именами праотцев, ибо тот оказался совершенным, праведным, во времена гнева был он умилостивлением, посему сделался остатком на земле, когда был потоп; с ним был заключен вечный завет, что никакая плоть не истребится более потопом {6}. Послание к Евреям именует Ноя наследником праведности по вере {7}. Непогрешимое повествование Моисея, распространясь по всей земле, предоставило поэтам, и среди многих других Овидию, сведения о Девкалионе {8}. Иосиф Флавий дерзал предполагать, к которой из гор Армении пристал ковчег {9}, колеблясь, признать ли таковой Апобатерион {10}, где тамошние жители еще показывали ему в свое время остатки ковчега. Он свидетельствует, что Бероси, халдейский историк, живший приблизительно за триста лет до Рождества Христова, зафиксировал, подобно иным негреческим писателям, рассказ о всемирном потопе, бывшем прежде времен царя Нина {12}. Филон {13} в своем повествовании о жизни Моисея упоминает всемирный потоп, подобное же повествует и Николай Дамаскин {14}. Плутарх {15} повторяет знакомый сюжет о том, как Девкалион, в коем мы безошибочно признаем Ноя, во время потопа выпускал голубя, возвращавшегося в ковчег, и который, наконец, будучи очередной раз выпущен, в ковчег не возвратился. Неизвестный автор пророчеств Сивиллы {16} рассказал о потопе и об остановке ковчега у горы Арарат, но по ошибке поместил таковую во Фригии. Некий стародавний извратитель, именем Апеллес, ученик безбожного своего наставника Маркиона {17}, весьма самоуверенный, тщившийся лишить изначального блеска неприкосновенные страницы Моисеева писания, дал древним отцам, особливо Оригену {18}, немалый материал, в коем содержалось множество рассуждений о понимании устройства и размеров ковчега, рассуждений дурных и превратных, ибо исходивших из еретических предпосылок, - однако легковесные его аргументы были опровергнуты здравыми и неколебимыми рассуждениями. Святой отец, древний архиепископ Кирилл {19}, дал отпор Юлиану Отступнику, пытавшемуся возродить язычество и изобразить Моисея и Христа как совратителей, да еще употребляя при этом оскорбительные выражения: он привел свидетельства Абидена {20} и Александра Полигистора {21} и разъяснил, коим образом Ксисутрос, то есть опять-таки Ной, пустился в плавание с животными и птицами, и, выпуская птиц, узнал о том, что потоп укротился. Епифаний {22} говорит, что жену Ноя звали Пирра {23}, то же сообщают Диодор и Плиний, не остававшиеся в неведении касательно потопа; особенно же Лукиан {24}, глава хулителей Бога, уделяющий имени Девкалиона весьма обширное место, приводит все обстоятельства изложенных Моисеем событий как услышанные им из уст греков.
Если даже не принимать во внимание единодушие сих нелживых и достойных уважения свидетелей, как друзей, так и врагов, безбожникам все равно не дерзнуть никогда, - дабы потешиться скоропалительностью мнимоученых выводов, и, аки скоты несмысленные, умереть без надежды на вечное спасение, - не дерзнуть им никогда опровергнуть светлую истину исторических книг пророка Моисея, не оскорбить их, именуя плодами досужего ума и баснями.
Высшая Премудрость, коей ведомы испорченность и ненужность человеков, так же, как ведомо ей коварство и низость Сатаны, кружащего возле оных подобно льву рыкающему в надежде поглотить их, берет за обыкновение каждого уклонять от зла и наставлять на путь добра, приводя примеры из Священного Писания, повествуя о карах и возмездиях, коим предшествовали заповеди и запреты, обетования и угрозы. Не должно рассматривать сие никак иначе, нежели в качестве образца глубоко продуманного и справедливого служения Господу, даваемого зрителям как пользительное зерцало, воздействующее на нравы взирающих так, либо иначе. С надеждой на подобное снисходительное отношение приношу я сей труд, каков он ни на есть, для постановки на сцене под покровительством Вашего высокого имени, надеясь, что при Вашей благосклонности ото послужит одному лишь добру, и я остаюсь

Глубоко уважающий Вас, покорный
Ваш слуга

Й. ван Вондел.

СОДЕРЖАНИЕ

Адам, первый праотец рода человеческого, умножился в потомстве через две ветви: Каина и Сифа. Оные, разошедшись наветьями, заселили мир. Сыновья Сифовы, очарованные красою и прелестию дочерей Каина, вступили с ними в сожительство, породили тем самым исполинов и титанов, впали из-за этого непотребного смесительства в разнообразные неблагочестия и озлобления, отвергли святые примеры поведения Сифа, Еноса, Еноха, забросили жертвенники и алтари и предались нарушениям супружеской верности, вступали в кровосмесительные связи, оскверняя сестер и матерей, а также безо всякого разбора принялись чинить над неповинными соседями кровавые грабежи и насилия. Праотец Ной, сын Ламеха, единственный образец благочестия и посол раскаяния, напрасно противопоставлял сему непотребству свои поучения и угрозы. Наконец, человеческая злоба жестоковыйно разрушила долготерпение Всевышнего, Господу стало горько, и построил тогда Ной по указаниям высочайшей руки ковчег: собрал в нем четвероногих животных и птиц, каждого рода по паре, и, наконец, укрылся в этом сооружении вместе со своими домочадцами - женой, тремя сыновьями и их женами. Господь замкнул оное, после чего пришел всемирный потоп, напором великих пучин и разверзшихся хлябей небесных, как и нескончаемых ливней, нараставших трое суток, поднялся на пятнадцать локтей надо всеми наивысочайшими горами, истребивши единовременно по всей земле и человеков и животных.
Действие трагедии разворачивается перед Градом Исполинов, Исполиненбургом, у подножия Кавказских гор, возле кедровой рощи, в виду Ноевой верфи. Трагедия начинается перед восходом солнца и заканчивается с его заходом.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Аполлион, король бездны
Ной, посол раскаяния, распорядитель постройки ковчега
Хор ангельской стражи
Зодчий ковчега
Ахиман, великий князь Востока

Гофмейстер |
} служители Ахимана
Архипастырь |

Урания, великая княгиня Востока
Девушки

Хам |
Сим } Ноевы три сына
Иафет |

Уриил, Ангел-судия.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Аполлион

Я, повелитель тьмы, король Аполлион,
Здесь пребывать могу, пока на небосклон
Светило горнее не выметнуло блики.
Дышу зловонием, отвратным Божьей клике,
Пред ним созвездия дрожат, боясь упасть, -
Столь гарью серною моя дымится пасть,
Что меркнут в небесах светил высоких знаки.
Глаза мои горят, как угля два во мраке,
И чадный их огонь приумножаем тьмой.
10 Смолой сочится жезл, палящий посох мой,
Где травы я стопой ничтожу на равнине
И живность жалкая мчит в чащи и пустыни.
Явленью моему в сей горный край - виной
Тот исполин-корабль, что здесь построил Ной;
С семьей от гибели спастись он хочет в трюме.
Вот - истинный предмет сомнений и раздумий.
Горюче дерево. Тогда - о чем же речь?
Смолистым посохом его легко зажечь,
Грянь, адский фейерверк! Огонь да будет ровен
20 Просохших за сто лет кедровых тяжких бревен,
Их по изгложет червь, неспешный древоед {25}:
В пылающей смоле спастись надежды нет,
Все бревна, доски все из дорогого кедра
Да напитают огнь пресыто и прещедро!
Вся преисподня рать в восторге возопит,
Встопочет яростным биением копыт,
А простофиля Ной, известный сын Ламеха,
Столетний труд спасать возьмется без успеха {26},
Покуда ветр вконец пожара не раздул!
30 Но это все - мечты. Бдит Божий караул,
Беспочвен замысел пожегного набега.
Во пламени ином - путь к гибели ковчега!
Вас, темны призраки, в помощники беру:
В кедровом бодрствуйте, удобном столь бору,
Из пущи на ковчег бросая зачастую
Взгляд ненавидящий. Кедровник тень густую
Предоставляет нам при наступленье дня -
Легко сокрыться в ней. Сколь радуют меня
Воспоминания, как, прикровенны мраком,
40 В Адамовом саду стояли мы биваком {27},
Людского рода ствол так хитро подрубя:
Победа, до сих пор дающа знать себя,
С тех пор прошло веков шестнадцать с половиной
И шесть еще годов: минуты ни единой
Не упустили мы, вред умножая, чтоб
Земное царство все поистребил потоп.
Вот праотец опять грядет седобрадатый,
Вот неизбежною опять грозит расплатой -
В последний раз. А мы, в лесную прячась мглу,
50 Всеусто изрыгнем ему в ответ хулу,
По долам, по лесам ее пусть множит эхо,
Трясутся горы пусть от дьявольского смеха,
Пусть визг, и вой, и стон в ущельях прогремит,
Хохочет эхо пусть и плачет пусть навзрыд.
Уловкой женскою был первый муж погублен,
И нами слабый пол с тех пор весьма излюблен:
Все дщери Каина несут в очах один
Огонь: пред ним любой сдается исполин,
И сам великий князь привержен той же сласти,
60 Хоть воин доблестный. Весь род людской во власти
Всесильной похоти, завоевавшей свет:
Нет нужды проверять то, в чем сомнений нет.
Трон мраморный ее, иные все низринув,
Встал над Кавказом, здесь, во Граде Исполинов;
С тех пор, как праотцу закрыт был Божий рай
Мечом пылающим, - сей не менялся край.
Да, он преображен, но не разрушен грубо {28},
И все, что суще здесь, - людскому взору любо;
Источники, луга, веселые сады,
70 И с веток прямо в рот здесь падают плоды,
Лаская вкус любой. Щебечут птахи в гнездах,
Забавы, пляски - весь весельем полон воздух,
Мчит свадеб карусель теперь, как испокон:
Нет принуждения, отсутствует закон.
Енох примером здесь не поставляем ныне.
Дни весело спешат. Плодят богов богини,
Для исполинов глас Господень нипочем:
То справедливо здесь, что решено мечом
И верною стрелой; то право, что жестоко.
80 В сей ежегодно день великий князь Востока {29},
Склонивший страны все к покорству властелин,
Светлейший Ахиман, Енаков гордый сын,
Княгиню чтит свою великим пированьем,
Роскошеством гостей и брачным ликованьем.
Он праздник учинит, не пощадя затрат.
Вассалы - Инд и Ганг, Тигр, также и Евфрат
Для метрополии пришлют немало дани,
И Феникс для венца на славном Ахимане
Частицу уделит от своего пера.
90 Многоразвратного величье чтя двора,
Склоняют перед ним все рабственны колена.
Но - солнце в Небеса стремится несомненно,
Покуда не вошло оно в свои права,
Нам должно спрятаться за темны дерева,
В кусты. Сам праотец бредет сюда неспешно,
Сжав посох свой кривой, рыдая безутешно,
Стеная и молясь. Отыдем к тайнику,
Внимать попробуем плаксивцу-старику.

Ной

Рассвет, разубраный в порфиру,
100 Грядет из Божьего дворца:
Что ждать от этого гонца,
Пощады либо смерти миру?
Пока что люди грозят всласть,
Но скоро их задушит влага, -
Как ожидать от Бога блага,
Не обуздавши плотску страсть?
Для их строптивства бесполезно,
Что сетую, что слезы лью:
Встречает проповедь мою
110 Их равнодушие железно.
Но обреченных - гнать ли прочь,
Пока грядущий день не прожит:
Они раскаются, быть может,
Расплату, Господи, отсрочь!
Но беспощадно всходят воды -
Смерть в их дыхании сыром, -
Готов над миром грянуть гром,
Глагол разгневанной природы.
Потоки влаги низводя,
120 Разверзнется небесна сфера, -
Но в грешных невселима вера
В смерть от потопа и дождя-
Гнев умножается верховный -
К земному роду обратясь,
В котором возгордился князь
Обильем роскоши греховной.
Бог зрит сей мир сквозь облака,
И по заслугам, несомненно,
Его терпенье истощенно -
130 Столь мерзость в людях велика.
И мне, хранившему надежды,
Нет утешения нигде:
Я опускаю во стыде
Мои заплаканные вежды.
Прости, что стройка корабля
Шла все неспешней, все тяжеле:
О, не раскается ужели
Грехом исполнена земля!
Обречены ее народы;
140 О первых людях вспомяни -
О, как наказаны они
Тобой уже в былые годы!
К моленью, Отче, низойди,
Спаси, прости, не осуди!

Хор ангельской стражи

I. Песнь:

Мы - златокрылый сонм Господен,
Мы зорко бдим,
Чтоб невредим
Был сей, кто Господу угоден,
Тогда как весь живущий люд
150 Дик, будто звери.
Сыны и дщери,
От Бога отвратившись, бьют
Поклоны бренным вожделеньям,
Что под луной
В стране земной
Ничтожимы поспешным тленьем.
Племен разнузданных вина,
Что жизни суть искажена.

I. Ответная песнь:

Но в мире этом развращенном,
160 Где каждый лжив, -
Был некто жив,
Кто образцом служил священным.
Вот, жили грешники во зле
Привычным ладом,
И с Сифом рядом {30}
Плодился Каин на земле.
Встревожилась душа Еноха {31},
Он зрил с тоской,
Как род людской
170 Себя ведет срамно и плохо, -
И к Богу, плача от стыда,
Взмолился праведник тогда.

II. Песнь:

Почто такой великой ложью, -
Он горько рек, -
Мог человек
Сквернить в себе природу Божью?
Кричать о сем - напрасный труд,
Довольны люди,
Живя во блуде,
180 Безумцем все меня зовут;
Их жертвы Богу не в потребу,
Их воля зла:
Одна хула,
Я слышу, возлегает к небу.
Чужак я ныне меж людьми:
Отсель, Отец, меня возьми!

II. Ответная песнь:

И стало так но Божьей воле:
Бог сей же час
Направил нас,
(во чтоб взять Еноха из юдоли,
Ввести в небесную семью, -
И был оставлен
Сей муж прославлен
Надолго пребывать в раю;
Дремли безгрешно, человече {32},
Но часа жди
И в мир сойди
Мессии новому предтечей.
Взнесен Енох, но в мир земной
200 Пришел пророчествовать Ной.

Заключительная песнь:

О праотец Енох, живущий
До срока во блаженной куще
Среди горних роз на небеси, -
Отдохновение вкуси.
А в мире злоба все безмерней,
Здесь праведность живет меж терний,
Ликуют похоть и поклеп,
Уже неотвратим потоп,
Взойти над миром влага хочет,
210 Потоков тысячью клокочет
И льнет к стопам избыток вод, -
Но глух и слеп земной народ!


далее: ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ >>

Йост Ван Ден Вондел. Ной, или гибель первого мира
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
   ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ
   ПИСЬМО К ИОАХИМУ АУДАНУ
   ПРИМЕЧАНИЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация